Мисс Веснушка Ки Ки Мора (elka_palka) wrote,
Мисс Веснушка Ки Ки Мора
elka_palka

Categories:

О памяти

Память это странная штука. Я вот по жизни рохля-рохлей. Никогда ничего не помнила, все везде забывала. Мой муж напоминает мне когда у меня визиты к врачу или надо сдать книги. Зато я в деталях помню узор свитера, в котором один мальчик пришел ко мне на свидание почти 20 лет назад.
Или вот убирала я сегодня на кухне и проскрежетала ножками табурета по кафельному полу. "Бедные соседи", - подумала я. Также как думала три года назад, заслышав подобный звук, когда у меня еще были соседи и было о ком тревожиться.

На днях я стругала салат. Также как и день, и два до того. Но видно в этот день я задумалась основательно и еще больше витала в облаках, чем обычно. И достругав, совершенно на автомате, я открыла кухонный шкафчик и протянула руку, чтобы достать с привычного места салатницу и переложить салат в нее. Салатницы там не было. Икеевские черные чашки с прозрачным горохом стояли. А белой салатницы с золотым ободком там не было. Да и не могло быть.

Эта салатница досталась нам с Олегом (первый муж) от его бабушки. Когда моя свекровь продала бабушкин дом и перевезла мать в город, часть вещей досталась нам, только тогда поженившихся в те наши далекие прекрасно-наивные-дурацкие двадцать один год. Кроме эмалевых чашек с пятнами отбитой эмали и разнокалиберных гаечных ключей, нам досталось огромное неподъемное белое блюдо с золотым ободком и эта салатница. Совершенно простецкая, с потертым золотым ободком и слегка кривоватая.

Вся посуда у нас была либо подарена на свадьбу, либо выдана моей мамой в качестве "приданного". Я не знаю как вам, а мне фамильного фарфора не досталось. Большинство этого "добра" были тяжеленные аляпистые кособокие поделки Ташкентского завода. Времена были совершенно безумные, в тот год поменяли рубли на сомы, экономика была в страшном и темном месте. Помню, что самые уродливые тарелки мама отхватила на какой-то базе, где они внедряли свою программу. Думаю в нормальное время и во вменяемом состоянии она бы никогда не купила бы их. Все мои попытки отбиться от этих тарелок потерпели фиаско, она положила мне их в контейнер, когда мы переехали в Белгород, где я их благополучно вынесла к мусорке. А может уже и в Москве вынесла, не помню. Поэтому чего уж скрывать, не любила я свою посуду. Ела, мыла, перевозила в бесчисленных переездах, но не любила. Уже в Москве в Гудвине я купила прелестных чашек и предпочитала есть с них.

Мы летели в Вашингтон в два захода. Сперва муж с двумя чемоданами. Потом я. С сыном, с другим сыном в животе, с четырьмя сумками, очумевшая от пожара, ремонта, продажи квартиры, сбора вещей и выкидывания, раздавания остального. Львиную долю моих сумок составляли детские книги на русском языке и моя добеременная одежда, в которую я до сих пор не влажу. Из посуды я взяла только подаренные мужем и, потому особо ценимые фарфоровые чашки с маками и суповые чашки. Та салатница в числе другого огромного количества барахла ушла к родителям мужа или моим московским соседям, я не помню точно.

Странно, но я совершенно не скучаю ни по Киргизии, ни по России. Мы не планируем ехать в гости, а наоборот, зазываем сюда. У меня посуда, которую подобрала я сама, красивая и удобная.
Но иногда ностальгия это просто пронзительная тоска по той кривобокой салатнице с потертым золотым ободком.
И не важно, что она тебе на фиг не нужна, на самом деле.
Tags: маленькие истории, писульки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 45 comments